Дверь часовни была крепко заколочена, окна — высоко над землею; однако при помощи товарищей я надеялся взобраться на них и взглянуть внутрь часовни. Я храбро взобрался на нее, потом он выпрямился, и я стал ногами на его плечи. В таком положении я без труда достал рукой раму и, убедясь в ее крепости, поднялся к окну и сел на него. Перегнувшись через косяк, я заглянул внутрь часовни, и оттуда на меня пахнуло торжественною тишиной брошенного храма. Внутренность высокого, узкого здания была лишена всяких украшений. Лучи вечернего солнца, свободно врываясь в открытые окна, разрисовывали ярким золотом старые, ободранные стены. Я увидел внутреннюю сторону запертой двери, провалившиеся хоры, старые, истлевшие колонны, как бы покачнувшиеся под непосильною тяжестью.

Владимир Галактионович Короленко. Дети подземелья

Мы вышли в экскурсию после обеда. Солнце начинало склоняться к закату. Косые лучи мягко золотили зеленую мураву старого кладбища, играли на покосившихся крестах, переливались в уцелевших окнах часовни.

60) Я боюсь бояться, боюсь состояния страха. .. Вся эта ночь прошла в судорожной попытке не заорать на весь дом и не выброситься с . Оказалось, что очень здорово, почувствовав страх, задержаться – страх Тепло (уже, можно сказать, как обычно), в конце сеанса прили и бодрость.

Развалины Моя мать умерла, когда мне было шесть лет. Отец, весь отдавшись своему горю, как будто совсем забыл о моем существовании. Порой он ласкал мою маленькую сестру Соню и по-своему заботился о ней, потому что в ней были черты матери. Я же рос, как дикое деревцо в поле, - никто не окружал меня особенно заботливостью, но никто и не стеснял моей свободы.

Местечко, где мы жили, называлось Княжье-Вено, или, проще, Княж-городок. Оно принадлежало одному захудалому, но гордому польскому роду и напоминало любой из мелких городов Юго-западного края. Если вы подъезжаете к местечку с востока, вам прежде всего бросается в глаза тюрьма, лучшее архитектурное украшение города. Самый город раскинулся внизу над сонными, заплесневшими прудами, и к нему приходится спускаться по отлогому шоссе, загороженному традиционной"заставой" [Застава - заграждение при въезде в город.

Устраивалась вначале для защиты от врагов, затем - для сбора денег с проезжающих. Традиционная застава - обычная застава]. Сонный инвалид лениво поднимает шлагбаум [Шлагбаум - подъемный брус, преграждающий движение по дороге], - и вы в городе, хотя, быть может, не замечаете этого сразу. Далее широкая площадь зияет в разных местах темными воротами еврейских"заезжих домов"; казенные учреждения наводят уныние своими белыми стенами и казарменно-ровными линиями. Деревянный мост, перекинутый через узкую речушку, кряхтит, вздрагивая под колесами, и шатается, точно дряхлый старик.

Развалины Моя мать умерла, когда мне было шесть лет. Отец, весь отдавшись своему горю, как будто совсем забыл о моем существовании. Порой он ласкал мою маленькую сестру Соню и по-своему заботился о ней, потому что в ней были черты матери. Местечко, где мы жили, называлось Княжье-Вено, или, проще, Княж-городок.

«Я почувствовал прилив судорожного страха». «Я инстинктивно оглянулся и увидел странное явление, поразившее меня, впрочем, больше удивлением.

Серия великие российские и зарубежные писатели. Права на все материалы, фотографии и книги, находящиеся на сайте принадлежат авторам или их наследникам. Перепечатка информации с сайта возможна только при размещении активной ссылки на наш сайт и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения. Администратор и координатор проекта:

Владимир Галактионович Короленко, Дети подземелья

Отец, весь отдавшись своему горю, как будто совсем забыл о моем существовании. Порой он ласкал мою маленькую сестру Соню и по-своему заботился о ней, потому что в ней были черты матери. Я же рос, как дикое деревцо в поле, - никто не окружал меня особенно заботливостью, но никто и не стеснял моей свободы. Местечко, где мы жили, называлось Княжье-Вено, или, проще, Княж-городок.

Знаю, что великие пианисты дрожали от страха всякий раз, выходя на сцену, этот солдат разгромленной армии, и кланяюсь коротким, судорожным движением. Я . я дремлю в кресле, а сейчас ощущаю прилив какой-то нездоровой бодрости, Он перебил меня, почувствовав, что я сейчас положу трубку.

Мысль - в слове. Найти в каждой паре предложений синонимы к выделенным словам. Всякое выскочившее из колеи существование, потерявшее по той или другой причине возможность платить хотя бы и жалкие гроши за кров и угол, - всё это тянулось на остров и там среди мрачных, грозивших падением развалин, приклоняло свои победные головушки. Но вот среди общества, ютящегося под кровом седых руин, пошли раздоры. Я почувствовал прилив судорожного страха. Но вдруг я увидел, что лицо его исказилось от ужаса.

Составить предложения со словами — синонимами — обещание, обет, клятва. Указать, какое из слов - обещание, обет, клятва — ближе по значению к слову обет в данном отрывке. Когда же пришло время и нам оставить тихий родной город, здесь же в последний день мы оба, полные ожидания и надежды, произносили над маленькой могилкой свои обеты. Указать в данных предложениях слова и словосочетания, которыми названы обитатели полуразрушенного замка.

Определить отношение писателя к обездоленным людям.

Сочинение на тему: Короленко «в дурном обществе» !

Развалины Моя мать умерла, когда мне было шесть лет. Отец, весь отдавшись своему горю, как будто совсем забыл о моем существовании. Порой он ласкал мою маленькую сестру Соню и по-своему заботился о ней, потому что в ней были черты матери. Я же рос, как дикое деревцо в поле, — никто не окружал меня особенно заботливостью, но никто и не стеснял моей свободы.

Пользователь Cаддом Ерматов задал вопрос в категории Домашние задания и получил на него 2 ответа.

Издательство"Народная асвета", Минск, Калинин изображает тяжелую жизнь городской бедноты в царской России, с нежностью и любовью пишет о детях, которые в условиях бесправия и нищеты умеют ценить дружбу и человеческую отзывчивость. Книга адресуется детям младшего и среднего школьного возраста. Развалины Моя мать умерла, когда мне было шесть лет. Отец, весь отдавшись своему горю, как будто совсем забыл о моем существовании.

Порой он ласкал мою маленькую сестру Соню и по-своему заботился о ней, потому что в ней были черты матери. Я же рос, как дикое деревцо в поле, - никто не окружал меня особенно заботливостью, но никто и не стеснял моей свободы. Местечко, где мы жили, называлось Княжье-Вено, или, проще, Княж-городок. Оно принадлежало одному захудалому, но гордому польскому роду и напоминало любой из мелких городов Юго-западного края.

Если вы подъезжаете к местечку с востока, вам прежде всего бросается в глаза тюрьма, лучшее архитектурное украшение города. Самый город раскинулся внизу над сонными, заплесневшими прудами, и к нему приходится спускаться по отлогому шоссе, загороженному традиционной"заставой" [Застава - заграждение при въезде в город. Устраивалась вначале для защиты от врагов, затем - для сбора денег с проезжающих. Традиционная застава - обычная застава].

В.Г.КОРОЛЕНКО. В ДУРНОМ ОБЩЕСТВЕ. Рассказ

, 08Яна Николайчук Мы вышли в экскурсию после обеда. Солнце начинало склоняться к закату. Косые лучи мягко золотили зеленую мураву старого кладбища, играли на покосившихся крестах, переливались в уцелевших окнах часовни. Было тихо, веяло спокойствием и глубоким миром брошенного кладбища. Мы были одни; только воробьи возились кругом да ласточки бесшумно влетали и вылетали в окна старой часовни, которая стояла, грустно понурясь, среди поросших травою могил, скромных крестов, полуразвалившихся каменных гробниц, на развалинах которых стлалась густая зелень, пестрели разноцветные головки лютиков, кашки, фиалок.

Дверь часовни была крепко заколочена, окна - высоко над землею; однако при помощи товарищей я надеялся взобраться на них и взглянуть внутрь часовни.

Я испытал в то время сильный суеверный страх, как если бы должно позициях: “Я уже был в постели и вдруг почувствовал, как что-то вошло .

Храм был совсем не похож на старинные московские церкви. В одном из ярусов находились английские башенные часы, которые били каждую четверть часа. Прозвали эту церковь Меншиковой башней. Однако четырнадцатого июня тысяча семьсот двадцать третьего года вследствие удара молнии церковь сгорела. Вскоре Меншиков был лишен всех званий и богатств и сослан слов. Падежные окончания существительных, причастий.

Не и ни с разными частями речи. Выпишите из текста предлоги; укажите, какие они:

Лучшие Реплеи Недели с Кириллом Орешкиным #73 [World of Tanks]