Немногие для вечности живут, Но если ты мгновеньем озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен. Мандельштам Интерес к поэзии как к способу самовыражения возник у Мандельштама в годы учебы в Тенишевском училище — одной из лучших школ Петербурга. Семнадцатилетний юноша, страстно влюбленный в искусство, увлекающийся историей и философией, уже первыми своими стихами привлек внимание и читателей, и больших мастеров. Раннее творчество Мандельштама испытало явное влияние поэтов- декадентов. Юный автор заявлял о своем полном разочарованиив жизни, едва начав жить: Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю. Оттого, что иной не видал. Поэтическое начало, дебют Мандельштама говорит о вхождении в мир поэта, обладающего глубоким ассоциативно-образным мышлением, стремящегося к равновесию между стихом и словом и помнящего истину: Что это, если не автоформула? Юный Мандельштам предвосхитил в ней будущего зрелого Мандельштама — лирика и философа.

Осип Мандельштам — Паденье, неизменный спутник страха

Но страх самый обычный, обыденный, будничный - страх остаться без денег, страх не угодить начальнику, страх перейти улицу перед быстро идущей машиной, страх, нисходящий до испуга, и испуг, восходящий к страху, - не воспринимается нами как что-то действительно низменное, отвратительное. Это вполне законный житейский страх, страхулечка, страшок. Но, в сущности, все это будет называться не страхом, а боязнью.

Все остальное - страстишки. Страх велик в своей разрушительной силе.

Мандельштам Осип Эмильевич - афоризмы, цитаты, высказывания и изречения. Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх (Слова , сказанные жене – Н. Я. Мандельштам:Воспоминания, книга 1). Комментарии к.

Не город Рим живет среди веков, А место человека во вселенной. Им овладеть пытаются цари, И без него презрения достойны, Как жалкий сор, дома и алтари. Актер и рабочий Здесь, на твердой площадке яхт-клуба, Где высокая мачта и спасательный круг, У южного моря, под сенью Юга Деревянный пахучий строился сруб! Это игра воздвигает здесь стены! Разве работать — не значит играть? По свежим доскам широкой сцены Какая радость впервые шагать! Актер — корабельщик на палубе мира! И дом актера стоит на волнах!

Никогда, никогда не боялась лира Тяжелого молота в братских руках! Что сказал художник, сказал и работник: И дни, и ночи Мы строим вместе — и наш дом готов! Под маской суровости скрывает рабочий Высокую нежность грядущих веков! Корабль оснащен — в добрый путь! Плывите же вместе к грядущим зорям, Актер и рабочий, вам нельзя отдохнуть!

Я на прогулке похороны встретил Близ протестантской кирки, в воскресенье. Рассеянный прохожий, я заметил Чужая речь не достигала слуха, И только упряжь тонкая сияла, Да мостовая праздничная глухо А в эластичном сумраке кареты, Куда печаль забилась, лицемерка, Без слов, без слез, скупая на приветы, Осенних роз мелькнула бутоньерка. И шли пешком заплаканные дамы, Румянец под вуалью, и упорно Над ними кучер правил вдаль, упрямый.

Кто б ни был ты, покойный лютеранин,-- Тебя легко и просто хоронили. Был взор слезой приличной затуманен, И сдержанно колокола звонили.

13 октября года один из величайших русских поэтов XX века Осип Мандельштам был Паденье — неизменный спутник страха.

Стихи автора Осип Мандельштам - Паденье - неизменный спутник страха Паденье - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут.

Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Осип Мандельштам

Людовик больше не на троне. Это игра воздвигает здесь стены! Разве работать — не значит играть? По свежим доскам широкой сцены Какая радость впервые шагать! Актер — корабельщик на палубе мира! И дом актера стоит на волнах!

Пример сочинения на тему: Осип Мандельштам — поэт Искусства на УкрЛибе. Паденье — неизменный спутник страха,. И самый страх есть чувство.

Мы помещаем первую из трех частей статьи М. Отец его был кожевник и торговец кожей, мать — учительница музыки. В отце его еврейская талмудическая культура прошла через фильтр уже архаичного немецкого Просвещения, в матери — через фильтр русской разночинской культуры надсоновского безвременья. Это дало пугающую смесь, которую Мандельштам озаглавил: Но вряд ли здесь много передержек.

Семьи своей он стыдился еще в молодости, избегая что-нибудь о ней рассказывать.

Паденье - неизменный спутник страха

Паденье - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

вот вопросы, которые Мандельштам не перестает задавать и на которые, мысль высказана в стихотворении «Паденье — неизменный спутник страха. Еще один ее вариант находим в финале стихотворения «Лютеранин».

И в жизни, похожей на сон, Я каждому тайно завидую И в каждого тайно влюблен. То всею тяжестью оно идет ко дну, Соскучившись по милом иле, То, как соломинка, минуя глубину, Наверх всплывает без усилий. С притворной нежностью у изголовья стой И сам себя всю жинь баюкай, Как небылицею, своей томись тоской И ласков будь с надменной скукой.

Все Самое Лучшее Учащимся

Где римский судия судил чужой народ - Стоит базилика, и - радостный и первый - Как некогда Адам, распластывая нервы, Играет мышцами крестовый легкий свод. Но выдает себя снаружи тайный план, Здесь позаботилась подпружных арок сила, Чтоб масса грузная стены не сокрушила, И свода дерзкого бездействует таран. Стихийный лабиринт, непостижимый лес, Египетская мощь и христианства робость, С тростинкой рядом - дуб, и всюду царь - отвес.

Но чем внимательней, твердыня , Я изучал твои чудовищные ребра,- Тем чаще думал я: И в замешательстве уж объявился чтец, И радостно его приветствовали: Я так и знал, кто здесь присутствовал незримо:

Осип Мандельштам. «Паденье — неизменный спутник страха». Текст произведения. Источник: О. Э. Мандельштам. Полное собрание сочинений.

Его толстые пальцы, как черви, жирны, И слова, как пудовые гири, верны, Тараканьи смеются глазища А вокруг него сброд тонкошеих вождей, Он играет услугами полулюдей. Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет, Он один лишь бабачит и тычет. Как подкову, дарит за указом указ — Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз. Что ни казнь у него — то малина И широкая грудь осетина.

Стихотворение, которое стоило Поэту жизни. Позже Чуковский придумал своего Тараканищу, любящего кушать деточек, но его даже не посадили:

Осип Мандельштам. Паденье — неизменный спутник страха. Читает Станислав Комардин