Но осознавать весь этот мир мы можем только когда не спим. Большая элегия Джону Донну Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть.

Плейкаст «ТЬМА.................»

Открытка с текстом Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

Ты слышишь – там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. И плачет он.

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, все. Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо… Ограды, украшенья, цепи, тумбы. Уснули двери, кольца, ручки, крюк, замки, засовы, их ключи, запоры. Нигде не слышен шепот, шорох, стук.

Большая элегия Джону Донну... Иосиф Бродский

Всё белое - Белые крысы в моей голове, Белые крысы на белой полосе Белые чулки на белой простыне Белая сметана на белой стене Белый-белый лист папиросной бумаги Белые надежды после уличной драки Просто эти деньги - папиросный дым Да просто эти деньги - папиросный дым 3 раза кажи мне бейби, бейби, что я просто любил любим?

Платить за эти деньги папиросный дым - 4 раза Скажи мне белая бейби, моя белая скво, Что эти белые деньги - это просто Белый-белый снег лежит на карнизе Белый-белый снег, на нем - белые крысы Белые лимоны - Новый Год на носу Белые снежки я тебе принесу Белое вино на белом снегу Белый-белый блюз у всех на виду Да просто эти деньги - папиросный дым 4 раза Скажи мне бейби, бейби, что я просто любил Платить за эти деньги папиросный дым - 4 раза Скажи мне белая бейби, моя белая скво, Что эти белые деньги - это просто Белые березы на белой полосе Белая водка в белом зипуне Белый Мерседес на белом дерьме Шуба-дуба-дуба на белой вдове Белые следы на белом снегу Белый-белый блюз у всех на виду Да просто эти деньги - папиросный дым 4 раза Скажи мне бейби, бейби, что я просто любил Платить за эти деньги папиросный дым - 4 раза Скажи мне белая бейби, моя белая скво, Что эти белые деньги - это просто

Кто тленного не знает страха, Тому уничтоженья нет. шепчет, / пророчит/ неуловимая, / слепая. Там Коломбина! О, люди! Меняются названья городов, Инет уже свидетелей событий, И не с кем плакать, не с кем вспоминать.

, 3Тревожный мир забыт во сне святыми - к их стыду святому. Геенна спит и Рай прекрасный спит. Никто не выйдет в этот час из дому. Глаза не видят, слух не внемлет боле. И вместе с ним вражда заснула на снегу в английском поле. Архангел спит с трубой. И кони спят, во сне качаясь плавно. И херувимы все - одной толпой, обнявшись, спят под сводом церкви Павла. Все образы, все рифмы. Сильных, слабых найти нельзя. Порок, тоска, грехи, равно тихи, лежат в своих силлабах.

И каждый стих с другим, как близкий брат, хоть шепчет другу друг: Но каждый так далек от райских врат, так беден, густ, так чист, что в них - единство.

Библейские мотивы в творчестве Иосифа Бродского

Джон Донн уснул, уснуло всё вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, бельё, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

Шепчет он тихиеречи, Все имена, имена АБ Там женщина в черной одежде Читала, крестясь, письмена. АБ (1, 1); Она же, собравшись в дорогу, Узнала, что живее сын, Что где-то он тянется к богу, Что где-то он плачет один. АБ (I, ); Моя душа в смятеньи страха На страже смерти.

Бродский на полевых работах в ссылке. Большая элегия Джону Донну Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

И снег в окне. Соседней крыши белый скат.

Иосиф Бродский о своих стихотворениях (Начало)

Лунные слёзы лёгких льнущих ко льну сомнамбул. Ласковая лилейность лилий, влюблённых в плен Липких зелёных листьев. В волнах полёты камбал, Плоских, уклонно-тёлых. И вдалеке — Мадлен. Лень разветвлений клёна, вылинявшего ало. Палевые поляны, полные сладких сил.

Ты слышишь - там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. И плачет он. Там кто-то есть во .

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть.

Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо Ограды, украшенья, цепи, тумбы. Уснули двери, кольца, ручки, крюк, замки, засовы, их ключи, запоры. Нигде не слышен шепот, шорох, стук.

День Поэзии: Иосиф Бродский

По-русски Исаак теряет звук. Ни тень его, ни дух стрела в излете не ропщут против буквы вместо двух в пустых устах в его последней плоти. Другой здесь нет — пойди ищи-свищи. И этой также — капли, крошки, малость. Исак вообще огарок той свечи, что всеми Исааком прежде звалась.

Шептать, шептать, шептать. Зэен не выдерживает. Испуганно распахнув глаза, он кричит и плачет, старается вырваться, убежать, но его держат за волосы, Лишь эта троица всегда смеётся над ним, пользуется страхом. И никто.

Есть люди, которых он просто раздражает, в основном антигероической позой, тогда как мы привыкли любить героев. Что же, в его мысли, в его поэзии действительно острые углы, за которые каждый цепляется своими предрассудками. Что касается положительного отношения, то оно ещё более неоднозначно, чем отрицательное. То, о чём сейчас пойдёт речь, — не результат научного исследования.

Скорее результат вчувствования в чужую жизнь через поэтическую автобиографию единственно верную из биографий , другими словами — через творчество поэта, — с целью уловить основной, определяющий вектор движения его души, уловить главное, что обычно опускается в жизнеописаниях, но что одно имеет значение в личности художника. Никто не будет отрицать, что многим библейским притчам, особенно рождественским событиям, Бродский уделял достаточно внимания.

Мотив одиночества, сопровождающий всю лирику поэта, явно выходящий за её границы, то есть крепко связанный с самим автором, особенно приводит в недоумение. Как может сочетаться всеобъемлющая Любовь, связывающая всех и связанная со всеми — Иисус, — у Бродского с одиночеством?

Иосиф Бродский - Остановка в пустыне

Ты слышишь — там, в холодной тьме, Там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен сам себе И плачет он. Там кто-то есть во мраке ТЬМА медленно наползала и окутывала собой всё живое. Она неумолимо принимала тебя в свои объятия. Ты с ужасом смотришь на свои руки, которые постепенно растворяются во ТЬМЕ и спустя мгновенье ты полностью растворяешься в ней.

Три девицы не плачУт, не скачУт, не трепещУт от страха, надеЮтся,верЯт, мечтаЮт, шепчУт во сне, бормочУт, обещаЮт, когда-то.

Здешний климат вреден для моей постаревшей души. Я не то чтобы очень беден, и в кармане отнюдь не гроши. Я давно уже не был в Париже и надумал вернуться вдруг — Перед смертью побыть поближе… О, прости меня снова, мой друг. Присмотри мне квартиру, Нетта. Небольшую, комнат на пять. Я, пожалуй, до августа съеду. Удружи мне с укрытьем опять.

Теперь я шучу и об этом. И над прошлым сгущаю мглу. Лишь последним лучиком света тот бесстрашный ее поцелуй. Как мне давит кольцо на сердце… Иногда всю ночь напролет.

НЕ ЗАКРИЧИ ЧЕЛЛЕНДЖ С А4